Основные тенденции медицинского обеспечения жителей Крайнего севера

Успешное освоение Арктики требует большого внимания к здоровью людей, которые там живут и работают. Суровые условия, труднодоступность населённых пунктов — как справляется с этим современная медицина и что может предложить людям?

Высокая заболеваемость и быстрое прогрессирование хронических неинфекционных заболеваний уже в молодом возрасте, ускорение процессов старения и значительное сокращение продолжительности жизни коренных и пришлых жителей Сибири и Крайнего Севера, обусловленные действием экстремальных или дискомфортных климатогеографических факторов, одна из важных проблем охраны здоровья и трудоспособности населения, обеспечивающего активное освоение сибирских и арктических территорий, добычу нефти, газа, цветных металлов. В этой связи, создание новых медицинских технологий предотвращающих возникновение и прогрессирование хронических заболеваний, особенно в трудоспособном возрасте, тормозящих преждевременное старение человека в Сибири и в Арктике, становятся одной из актуальнейших задач медико-биологических исследований на современном этапе развития России. Сказанное требует получения точных и сопоставимых статистических данных о долговременных тенденциях развития хронических неинфекционных заболеваний в условиях глобального изменения климата в сочетании с комплексным действием неблагоприятных космо-геофизических, метеорологических, хронобиологических и психосоциальных факторов высоких широт в Арктической зоне РФ.

Эти данные позволят объяснить причины происходящих изменений, глубже раскрыть механизмы прогрессирования хронических заболеваний, наметить пути к их коррекции и оценить возможности профилактических вмешательств. Ухудшение здоровья, преждевременное старение населения Сибири и Арктических регионов и рост смертности хронических неинфекционных заболеваний нельзя полностью объяснить с позиции только традиционных факторов риска. Предполагается, что глобальное изменение климата, сочетающееся с негативными климато-геофизическими факторами высоких широт, может быть одной из основных причин негативной динамики ухудшения здоровья населения Арктики и вносить существенный вклад в заболеваемость и смертность хронических неинфекционных заболеваний. Именно это сочетание бионегативных космо-геофизических факторов высоких широт и нарастающего изменения климата может иметь решающее значение для формирования неблагоприятной эпидемиологической ситуации по хроническим неинфекционным заболеваниям, активации процессов преждевременного старения и сокращении сроков жизни в Российских Арктических популяциях в последние десятилетия.

Вместе с тем, данные эпидемиологических исследований, проведенных в разных регионах Севера, позволили сделать вывод о том, что принятая сегодня в России форма представления показателей заболеваемости и смертности населения, сравнивающая суммарные цифры этих показателей без учета возрастов, этнической принадлежности населения, часто скрывает истинную картину значительно худшего состояния здоровья более молодых пришлых жителей высоких широт по сравнению с жителями средних широт [5,9]. Официальная статистика, считая среднюю продолжительность жизни на Севере, совершенно не учитывает, что большинство людей, проработавших 15-20 лет в приполярных регионах, возвращается на прежнее место жительства в средние широты, увозя с собой хронические заболевания. На Севере остаются примерно 30-35% в основном молодых жителей, наиболее приспособленных к выживанию в экстремальных климато-геофизических условиях. В этой связи показатели заболеваемости и смертности в северных широтах у более молодой и адаптированной популяции всегда формально выглядят благополучно, особенно, с позиции требований ежегодного повышения эффективности деятельности практического здравоохранения.

Данные статистики смертности в Ямало-Ненецком округе показывают, что общий показатель смертности на 1000 жителей был более чем в два раза меньше, чем в самых благополучных регионах страны
(табл. 1).

При этом смертность в трудоспособном возрасте также в два раза были меньше чем в среднем по России и в благополучных регионах. Вместе с тем, смертность в этом округе в трудоспособном возрасте составляла 43,6% от общего числа смертей. В благоприятных регионах (Краснодарский и Ставропольский края) смертность в трудоспособном возрасте составила только чуть более 38% от общего числа смертей. Это говорит о том, что люди на этих территориях умирают значительно позже 60 лет. В отличие от этих регионов в Ямало-Ненецком округе средний возраст жителей около 30 лет, то есть мы имеем дело с молодой популяцией. Тем не менее, в этой популяции процент показателя смертности в трудоспособном возрасте был выше, чем в благоприятном регионе.

Примерно такая же картина в Ханты-Мансийском автономном округе, где общий показатель смертности на 1000 жителей был также значительно меньше, чем в благоприятных регионах. Однако смертность в трудоспособном возрасте в этом округе составила 73,5% от общего числа смертей. То есть, проявляется та же закономерность, что выявлена в Ямало-Ненецком округе. В других северных районах оказалась аналогичная ситуация смещения смертности на более молодой возраст (табл. 1).

Результаты исследований показали, что заболеваемость и смертность у жителей Севера начинает достоверно превышать аналогичную характеристику жителей средних широт, уже начиная с 20-летнего возраста (рис. 1, 2).

Существующая же статистика приводит к самообману практическое здравоохранение и способствует ухудшению здоровья пришлого населения из-за непринятия соответствующих, привязанных к особенностям северных широт, медицинских профилактических и лечебных технологий.

Еще одна закономерность статистики заболеваемости на Севере не позволяет правильно оценить показатели заболеваемости и принять наиболее адекватные меры профилактики и коррекции заболеваний. Речь идет о периодах адаптации в зависимости от сроков проживания на Севере, когда из-за биоритмологической закономерности с периодом около трех лет возникает снижение адаптивной устойчивости организма человека, что приводит к дизадаптивным и последующим патологическим расстройствам (рис. 3).

Эти периоды нарастания числа дизадаптивных и патологических расстройств были названы критическими периодами адаптации. В эти периоды значительно возрастает концентрация стресс гормона кортизола, критически нарастает уровень психоэмоционального напряжения, ухудшается функционирование иммунной системы, что создает почву для возникновения иммунодефицитных состояний и частого развития инфекционной патологии. В работах Л.В. Анпилоговой [1] было показано, что в эти периоды вакцинопрофилактика не способствует наработке иммунитета. В эти же критические периоды увеличивается в крови концентрация атерогенных липидов.

Незнание практическим здравоохранением этих периодов не позволяет принимать своевременные решения по периодам организации профилактических осмотров и мер профилактики заболеваний; не дает правильно составить график профилактических прививок в годы нормализации иммунного статуса у жителей Севера и отвлекает резервы на неэффективную вакцинопрофилактику в период снижения иммунных реакций в критические периоды адаптации.

Серьезную проблему для понимания устойчивости или, наоборот, высокой склонности к развитию хронических заболеваний составляет и отсутствие разделения статистики заболеваемости и смертности для коренных и пришлых жителей Севера. Также вводит в заблуждение врачей и общественное здравоохранение. Еще Данишевский  отметил, что в отличие от пришлых жителей атеросклеротическое поражение сосудов у коренных жителей Севера практически не выявляются даже в пожилом возрасте. Тогда как пришлое население примерно на 10 лет раньше, чем в средних широтах, начинают страдать от ишемической болезни сердца, артериальной гипертензии, инфарктов миокарда. Не понимания разницы в механизмах формирования этих заболеваний в высоких широтах у коренных и пришлых жителей и подходы к организации профилактики сердечно-сосудистой патологии по «передовым» западным технологиям приводит к низкой эффективности медицинских мероприятий.Наконец, не используется практическими врачами анализ сопоставления показателей смертности в трудоспособном возрасте с аналогичными показателями в средних широтах для оценки скорости преждевременного старения северных регионов и определения степени стрессирования населения высоких широт. Как оказалось отличия стандартизованных показателей смертности в трудоспособном возрасте на Севере от таких же показателей в благоприятных климатогеографических условиях (табл. 2) характеризует степень экологически обусловленного стресса и позволяет использовать эти данные для определения критериев районирования регионов по экстремальности факторов окружающей среды [8].

Таким образом, анализ принятой сегодня в России форма представления показателей заболеваемости и смертности населения, сравнивающая суммарные цифры этих показателей без учета возрастов, этнической принадлежности населения с данными эпидемиологических исследований ученых, показывает, что официальная статистика часто скрывает истинную картину значительно худшего состояния здоровья более молодых пришлых жителей высоких широт по сравнению с жителями средних широт. Существующие показатели заболеваемости и смертности не позволяют определять степень зависимости здоровья населения от действия климатических, метеорологических, геофизических и психосоциальных факторов. Учитывающиеся статистикой только суммарные цифры, не оценивают сдвиг заболеваемости и смертности на более молодой возраст, не оценивают омоложение заболеваемости, процессов преждевременного старения и сокращения продолжительности жизни на Севере. Незнание практическим здравоохранением критических периодов адаптации пришлого населения в высоких широтах не дают возможности своевременно организовать профилактические мероприятия в периоды снижения адаптивной устойчивости в зависимости от северного стажа. Это касается профилактики роста инфекционной патологии, формирования эффективного календаря прививок, графика профилактических медицинских осмотров, рекомендовать коррекцию рационов питания с учетом северного типа обмена веществ в критические периоды адаптации. Отсутствие разделения данных о заболеваемости и смертности коренных и приехавших жителей не дает полной картины формирования здоровья и патологии в зависимости от этнической принадлежности не дает применять схемы терапии и профилактики заболеваний, учитывающие особенности психофизиологических, метаболических, гормональных и иммунных процессов в условиях Севера. Показатели смертности в трудоспособном возрасте также могут использоваться для оценки уровня экологически обусловленного стресса, использоваться для географического районирования территорий страны в зависимости от экстремальности климатогеографических условий Арктического региона.

Основными технологиями для «Арктической медицины» могут являться:

  • Телемедицина
  • Генетическая паспортизация
  • Хирургия одного дня
  • Диагностические программы обследования.

А.В. Митько, вице-президент Арктической общественной академии наук, член Совета по Арктике и Антарктике СФ ФС РФ,
главный специалист ВНИИМ имени Д.И. Менделеева, к. т. н.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.